Курсы валют ЦБ
$EUR18/1159.630.3573
EUR18/1170.360.3436

  • 22 июня – День памяти и скорби. 76-я годовщина со дня начала Великой Отечественной войны

    2017.06.200226«НА БРАТСКИХ МОГИЛАХ НЕ СТАВЯТ КРЕСТОВ…»

    На них ставят памятники, обелиски. Здесь «вечный огонь зажигают». Сколько их по всей матушке-Руси и за её пределами - известных и безымянных – не счесть. Одна из них и эта, одетая в гранит, расположенная под сенью Троицкого храма в центральном парке п. Ровеньки.

    Через день в который раз и в каком уже поколении придут сюда ровенчане, чтобы отдать долг памяти им, защитившим страну ценой своей жизни, отстоявшим мир на земле в той войне. На мемориальные плиты с именами погибших возложат цветы.

    Эти цветы и безымянным тоже. Их больше. Сколько бы потребовалось плит, чтобы вписать на них имена всех трёх с половиной тысяч ровенчан, павших на полях сражений. Места не хватит. А имён тех, кто защищал и освобождал ровеньскую землю и чей прах покоится здесь, установлено лишь единицы.

    А как же заветные слова «Никто не забыт – ничто не забыто»? А это зов к нашей памяти, говоря словами другого известного с советских времён девиза «Бороться и искать, найти и не сдаваться».

    Бытует такое мнение - время стирает память. Тем  не менее по прошествии многих лет продолжают раскрываться многие события, отслеживаются новые места захоронений, устанавливаются имена. Сегодня мы наблюдаем небывалый подъём в поисковой работе. Одна только всенародная акция «Бессмертный полк» чего стоит.

    Время открыло и ещё одну малоизученную страницу из истории военной поры  нашего края. О ней дальше речь.

    Общеизвестна дата освобождения нашего района от немецко-фашистских захватчиков  -16 января 1943 года. Но не все населённые пункты района были освобождены в этот день. В северной части бои продолжались и после двадцатого числа. Позже была освобождена по документальным источникам и территория нынешнего Верхнесеребрянского сельского поселения.

    Как известно, в Острогожско-Россошанской операции были задействованы войска Воронежского фронта при содействии Юго-Западного. Линия соприкосновения фронтов в те январские дни проходила по территории нашего района. Ровеньки, Нагольное, Айдар и другие сёла освобождали полки 11-й и 89-й кавалерийских дивизий Воронежского фронта, Верхнюю и Нижнюю Серебрянки – 350 стрелковая шестой армии генерала Ф.М. Харитонова Юго-Западного. А через Ивановку и Шевцов проходили и те, и другие.

    Подразделения шестой армии продвигались с отставанием на несколько дней. В то время, когда конники, освобождавшие Ровеньки, находились уже в Валуйках и Уразово, стрелки 350 СД принимали участие в окружении и уничтожении Белолуцкой группировки противника (18-22 января), в зоне которой находились и серебрянские селения. Вот так описываются те события в донесении «Окружение и уничтожение Белолуцкой группировки противника в январских боях (18-22) 1943 года – 350 стрелковой дивизии», предоставленным штабом этой дивизии:

    «По данным авиаразведки, по показаниям контрольных пленных и дивизионной разведки, было установлено, что противник 19 января на ст. Солидарная выгрузился из нескольких эшелонов и 20 января намерен перейти в наступление в полосе дивизии с целью соединения с Белолуцкой группировкой. Также было установлено, что выгрузившийся противник, принадлежал к 587 пехоте  полка 320 ПД.

    Для упреждения противника 1176 СП с прежними приданными ему средствами и усиленный 212 ТП, в составе трёх танков Т-70, одной стрелковой роты из резерва и одного батальона 106 ОСБр, приданного на усиление дивизии, с занимаемого рубежа был снят и переброшен в направлении Танюшевка, с задачей овладения и удержания последней, до полного уничтожения противника в Белолуцке. 2-й резервный батальон (без двух рот), с двумя батареями ИПТАП, тремя установками «РС» получил задачу – к утру 20 января разгромить противника в Нижней Серебрянке и занять оборону.

    Учебный батальон из Новобеленькая был переброшен в 4-е отделение Совхоза Айдар с задачей – быть готовым к отражению противника в направлениях: Ниж. Серебрянка и Танюшевка. Дивизионная артиллерия получила дополнительную задачу: своим сосредоточенным огнём не дать возможности противнику выхода по дорогам на Гоцьковка и Романовка.

    К 8.00 20 января Танюшевка и Ниж.Серебрянка от противника были очищены и организована оборона. В 10.00 противник перешёл в наступление со стороны Лозноалександровка на Танюшевка и из Белолуцка на участках 1180 и 1178 СП. 1176 СП наступающего противника подпустил вплотную и обрушил на него всю систему огня, противник пришёл в замешательство. Воспользовавшись этим, полк перешёл в контратаку и в трёхчасовом бою было уничтожено больше батальона пехоты противника, остальные повернули обратно и попали под губительный артогонь 2-го батальона из Ниж. Серебрянка».

    По воспоминаниям жителей Нижней Серебрянки как такового боя в самом селе не было. Немцы и итальянцы, а их было большинство, покинули его перед приходом наших. Сражение проходило за пределами села.

    Прямого подтверждения боя в селе не находим и в оперативной сводке № 074 к 24.00 21 января 1943 года штаба 350 СД, где в пункте 5 отмечено следующее: «Стрелковый взвод 2/1176 СП со взводом добровольцев продолжал наступательные действия, в результате чего овладел Нижняя Серебрянка. Противник оставил в населённом пункте подбитый нами танк, автобус и два исправных пулемёта. С двумя танками из района Ниж. Серебрянка отступил на Шаровка».

    В следующей оперативной сводке ровно через сутки сообщалось: «2/1176 СП (без двух рот) продолжал вести наступательный бой и занял населённые пункты: Ямы (х. Ямки- прим. ред.), Шаровка. Потери батальона в боях за Нижнюю Серебрянку: убитых 6, ранено 11 человек».

    А вот как развивались события, из тех же оперативных сводок, за освобождение  села Верхняя Серебрянка:

    От 19 января 1943 № 070.

    «1. части дивизии ведут наступательные бои и, преодолевая упорное сопротивление противника, продвигаются вперёд,  в результате за 18 января 1943 заняли  населённые пункты: Верх. Серебрянка, Николаевка, Константиново»…

    А уже в следующей № 071 от 20 января 1943 года сообщалось:

    «Противник в полосе дивизии перешёл в контрнаступление и силами неустановленной численности наступает;

    а) из Перепечаево на Танюшевка;

    б) на Павленково;

    в) силою роты из Ниж. Серебрянки на Верх. Серебрянка, где занял зап. часть населённого пункта.»

    Ситуацию удалось взять под контроль на следующий день. В оперативной сводке от 20 января сказано:

    «… Одним стрелковым взводом и взводом добровольцем (2/1176 СП) удерживает Верх. Серебрянка…».

    В числе отличившихся отмечен красноармеец полка Тихон Романович Ворожко, который «в боях за дер. Верх. Серебрянка из трофейного ручного пулемёта уничтожал немцев, подавив огневую точку противника».

    Что же касается боёв в Нижней Серебрянке то ли в самом селе, то ли за его околицей, неважно, факт остаётся фактом – они были и подтверждением тому боевые потери. А данные по ним в разных источниках достаточно разнятся. Но если их подкрепить соответствующими фактами, можно выстроить определённый логический ряд и обозначить версию, близкую к истине.

    Итак, как было упомянуто выше  в одной из оперативных сводок, потери батальона убитыми составляют шесть человек. В поимённом же списке в донесении о боевых потерях штаба 350 СД значится 11 человек – все бойцы 2-го стрелкового батальона, дата гибели 20 января, первичное захоронение в Нижней Серебрянке. В персональных сведениях о захороненных в центральном парке п. Ровеньки в числе 26 – 8 перезахороненных из Нижней Серебрянки; один значится погибшим 11 января 1942 (что маловероятно, начало оккупации было в июле, возможно, допущена опечатка – вместо 07-01), остальные 7-20 января 1943, они  названы и в донесении о боевых потерях в поимённом списке. Вот их имена: Макаров Михаил Павлович, Сафронов Пётр Ильич, Ералеев Гавербай, Коженков Алексей Михайлович, Мирхомедов Мареат, Шигабов Акмат, Моисеев Дмитрий Николаевич. Почему 7, а не 6? Не исключено, что один из 11 раненых умер. И это, очевидно А.М. Коженков. В общем списке перезахороненных его имя указано, а паспорта захоронения (первичного, в братской могиле с. Нижняя Серебрянка) на него нет.

    А почему не значатся в персональных сведениях о захоронениях имена ещё четверых погибших: Александра Васильевича Андросова, Михаила Матвеевича Семёнова, Зулкаша Бисеналиева, Василия Северьяновича Забродина? Возможно, это и есть те четверо разведчиков, о мученической смерти которых до сих пор с ужасом вспоминают жители Нижней Серебрянки.

    - Было это перед самым приходом наших, - рассказывает старожительница села А.М. Шептухина. - Первыми в село наведались разведчики, их было семеро. Трое, по всей видимости ушли, о них ничего неизвестно, а четверо попали в лапы фашистов по наводке их прислужника Кичигина, у которого сбывались в доме немецкие офицеры.

    Словами не передать, как над ними издевались гитлеровские палачи.

    То, о чём рассказала Ася Митрофановна, почти слово в слово подтверждено в публикации газеты «Ровеньской коллективист», № 8 от 30 января 1944 года, подготовленной, как говорится, ещё по свежим следам.

    Колхозник сельхозартели имени Ворошилова В.А. Стрижекозин со страниц газеты рассказывал: «За отказ отвечать на вопросы гитлеровских бандитов, которые хотели узнать о расположении частей Красной Армии, красноармейцы были подвергнуты чудовищным пыткам. Фашистские палачи выкололи всем им глаза, отрезали языки. Но советские бойцы остались тверды до конца. Никакие муки не смогли вырвать из их уст ни единого слова.

    Разъярённые фашисты раздели пленных красноармейцев донага, вывели на общий двор сельскохозяйственной артели имени Ворошилова и расстреляли их из автоматов, но некоторые были только тяжело ранены.

    Немецкие изверги мёртвых и раненных красноармейцев отнесли в поле метров за 150 от общего двора и оставили их там лежать. Раненным красноармейцам колхозники хотели оказать помощь, но гитлеровцы пригрозили расстрелом, и они на 30-градусном морозе к утру замёрзли.

    Фамилии расстрелянных пленных красноармейцев узнать не удалось, так как при них не оказалось никаких документов».

    Где похоронены зверски замученные красноармейцы, неизвестно. По словам другого старожила села Ивана Никитовича Рыбцева, в братской могиле у церкви покоились до перезахоронения тела нескольких воинов. Но скорее всего это были те, имена которых записаны в паспортах захоронений. А где могила (ы) разведчиков? Может быть кто-то, прочитав эти строки, вспомнит, откликнется?

    Василий БРАЖНИКОВ.

    (Выдержки из документов приводятся в подлиннике). 

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Архив

Голосование

Устраивает ли вас проведение встреч руководства района с населением в формате выездных заседаний коллегии при главе администрации района?


В Вашей газете было объявление о приёме сельхозпродукции от населения. Подскажите телефон для справок. Спасибо.

Позвоните по телефону 8 (47238) 5-56-51.

Добавить вопрос

Имя
E-mail
Вопрос:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Отправить

Объявления

Карта

Каталог предприятий

    Развернуть список