Курсы валют ЦБ
$EUR13/1163.850.0591
EUR13/1170.420.0524

  • Защитник Малахова кургана

    2016.07.1201016Оборона Севастополя вошла в историю Великой Отечественной войны как пример длительной и активной борьбы искусного взаимодействия армии, флота и авиации, проявления массового героизма и самопожертвования воинов и населения. Оборона Севастополя продолжалась 250 дней – с 30 октября 1941 года по 3 июля 1942 года.

    С возвращением Крыма и Севастополя в состав Российской Федерации активизировалась поисковая работа по установлению имён её участников. В адрес администрации Ольховатского района Воронежской области обратились волонтёры музея обороны Севастополя с просьбой собрать сведения о краснофлотце-пулемётчике Ефиме Васильевиче Литвиненко, пропавшем без вести в июне 1942 года, проживавшим до войны в с. Харьковское, в то время Ольховатского района. Директор Ольховатского краеведческого музея Ольга Александровна Ивахненко обратилась с аналогичной просьбой ко мне, так как предположительно речь в письме волонтёров шла об уроженце нашего села.

    Начать поиск пришлось с Книги Памяти Ровеньского и Алексеевского районов (одно время село Харьковское входило в состав Ладомировского района), так как в настоящее время в с. Харьковское жителей с фамилией Литвиненко нет. Но в списках погибших и пропавших без вести Литвиненко Ефим Васильевич там не значится. Тогда я решил обратиться к старожилам села. При встрече с М.Т. Левченко удалось установить, что Е.В. Литвиненко действительно проживал в Харьковском, но перед войной выехал к брату в Ленинабадскую область Таджикской ССР. Семья была большая, в ней воспитывалось четверо детей – Иван, Ефим, Павел, Матрёна. Удалось связаться с племянницей Валентиной Павловной Авиловой (Литвиненко), проживающей в Шебекинском районе. Она рассказала о дяде следующее: Ефим Васильевич был ранен, попал в плен. События июня 1942 года в Севастополе были трагические. Перед сдачей города не все защитники были эвакуированы. По разным данным в городе оставались от 25 до 30 тысяч защитников.

    Во время отступления из города пулемётчик Литвиненко с небольшой группой бойцов прикрывал отход основных сил. Почти вся группа погибла, Ефим Васильевич попал в плен. Четыре раза бежал из лагеря, после жесточайших наказаний его возвращали в другой лагерь смерти.

    После Победы некоторое время жил в Подмосковье, где и женился. В семье родилось три дочери, потом переехал в Новый Оскол, работал трактористом, умер в 1984 году.

    Жена Мария Дмитриевна живёт с дочерью Татьяной в Краснодарском крае. Несмотря на 94-летний возраст, сохранила ясный ум и чёткую память.

    Указом Президиума Верховного Совета СССР городу Севастополь присвоено звание город-герой. В этом есть и доля заслуги нашего земляка краснофлотца-пулемётчика Ефима Васильевича Литвиненко. Сведения о нём будут переданы в музей обороны Севастополя.

    В. БОНДАРЬ,

    учитель истории.

    с. Харьковское.

    * * *

    Поиском родственников нашего земляка и его сослуживцев занимается москвичка Светлана Викторовна Прокудина. Это она написала письмо в администрацию Ольховатского района, вышла на связь с В.И. Бондарем. После выяснения всех обстоятельств прислала сообщение по электронной почте и к нам в редакцию, а вместе с ним и описание подвигов защитников Малахова Кургана в Севастополе. Вот что она пишет:

    - Так случилось, что несколько лет назад я взялась обобщать материалы по 701-й береговой батарее, которая стояла в 1941-1942 годах на Малаховом кургане. Цель – уточнить судьбы защитников Малахова кургана.

    Одним из них был уроженец слободы Харьковской Ефим Васильевич Литвиненко. По учётам Министерства обороны РФ Е.В. Литвиненко числится пропавшим без вести. В мае этого года я занималась поиском его родственников. И мне повезло - моё письмо попало к неравнодушным людям: учителю-краеведу Валерию Ивановичу Бондарю и заведующей Ольховатским краеведческим музеем им. Караичева Ольге Александровне Ивахненко.

    Спустя месяц я получила ответ, глубоко взволновавший меня. Сколько ни занимайся поиском, а к таким письмам, полным неожиданностей, бестрепетно относиться невозможно. Он не погиб, остался жив!

    Я сразу же позвонила дочерям Ефима Васильевича, Татьяне Ефимовне и Вере Ефимовне.

    Они рассказали мне, что Ефим Васильевич говорить о войне не любил. Это и понятно, тот, кто хотя бы немного знает о том, что выпало на долю защитников Севастополя, поймёт этого человека.

    Но в редких разговорах о войне он вспоминал свой эсминец “Совершенный”.

    Вот, пожалуй, с этого и стоит начать.

    Согласно данным Министерства обороны, призван ваш земляк был в 1941 году и можно предположить, что сразу попал в экипаж только что построенного эсминца “Совершенный”. 30 сентября 1941 года "Совершенный" вышел из Севастополя на мерную милю в районе Херсонесского маяка для проведения испытаний на полном ходу. В этот день планировалось подписание приёмного акта. Эсминец легко развил скорость в 36 узлов, все механизмы работали исправно, но в 16.42 неожиданно прогремел сильный взрыв. Это была мина нашего же оборонительного заграждения - корабль по ошибке отклонился от фарватера.

    Два орудия с повреждённого эсминца сняли и установили на временных деревянных основаниях на Малаховом кургане.

    Батарея получила номер 111 (впоследствии - 701), и вошла в состав 4-го (впоследствии – 177-го) отдельного артдивизиона под командованием Василия Фёдоровича Моздалевского. Командиром батареи был назначен бывший командир БЧ-2 эсминца “Совершенный” старший лейтенант Алексей Павлович Матюхин.  На батарее оказались моряки не только с эсминца “Совершенный”, но и с других повреждённых и потопленных кораблей Черноморского флота. Однако костяк батареи сформировали из личного состава БЧ-2 “Совершенного”. Был среди них и уроженец Воронежской области  - Ефим Васильевич Литвиненко, теперь – командир пулемётного расчёта.

    В начале декабря батарея открыла огонь, а в журнале боевых действий появилась первая запись:

    “17 декабря – подавили минометную батарею”.

    “17 декабря – подавили минометную батарею”... 17 декабря 1941 года – первый день второго штурма Севастополя.

    Е.А. Игнатович, командир 54-й зенитной батареи, прикрывавшей Малахов курган, вспоминал:

    “Нелёгким был для защитников Севастополя этот первый день второго штурма. Всей своей мощью противник навалился на наш передний край. Наши части мужественно отражали непрерывные атаки вражеской пехоты, поддерживаемой танками и артиллерией. То в одном, то в другом месте закипали яростные схватки, переходившие в рукопашные. Не умолкала наша береговая артиллерия. Когда в этот грозный хор восточнее Камчатского люнета вплели свои басы тяжёлые корабельные пушки, зенитчики 54-й батареи с гордостью комментировали:

    - Наша бьёт, матюхинская!

    Однако как бы ни было тяжело, свой главный бой им ещё только предстояло принять. 1 июня 1942 года фашисты начинают наносить массированные авиационные и артиллерийские удары по городу – начинается подготовка к третьему штурму Севастополя.  Как писал Евсеев А.К.  (командир Учебного отряда Черноморского флота), “десятки за десятками, сотни за сотнями летели самолёты (противника) на Севастополь. Сотни за сотнями, тысячи за тысячами со свистом летели с самолётов бомбы и с грохотом взрыва уносили вверх землю, сооружения и людей”.

    Штурм начался 7 июня. 8 июня 1942 г. шквальным огнём артиллерии была выведена из строя 54-я зенитная батарея, прикрывавшая Малахов курган с северо-востока, и это сразу намного ухудшило положение матюхинцев: земля кургана буквально “закипела” от разрывов вражеских бомб и снарядов.

    Корабли и транспорты с огромным трудом прорывались к осаждённому Севастополю. Защитники сразу ощутили нехватку боеприпасов: на несколько выстрелов противника приходилось отвечать лишь одним. Не хватало снарядов и защитникам Малахова кургана.

    Узнав, что 10 июня у Павловского мыса погиб эсминец “Свободный”, они раздобыли водолазные костюмы и ночью на шлюпке подошли к затонувшему кораблю. Под командованием главстаршины Константина Гриднева матюхинцы за несколько ночей подняли из погребов эсминца десятки снарядов и ящики с зарядами. Батарея “Малахов курган” продолжала вести огонь по врагу. Однако кольцо блокады неумолимо сжималось. Ожесточенные бои шли буквально за каждый метр севастопольской земли.

    Начальник штаба 4-го артдивизиона, М.Х. Гольденцвейг так описал происходившее на Малаховом кургане в последние дни обороны города:

    «30 июня 1942 года с наступлением рассвета немецкая авиация непрерывно бомбила курган. Рвутся снаряды и мины, содрогается земля.

    На Малаховом кургане всё изрыто и перепахано, кругом воронки от бомб и снарядов, даже не видно зелёного кустика — всё изрыто и сметено. Тяжело смотреть на раненых и убитых, близких и родных людей, не только сердце, но и родная земля стонет и взывает о мщении.  Вот на подступах кургана загрохотали вражеские танки, но защитники исторического Малахова кургана упорно боролись против бронированных машин. Майор Моздалевский бросил связку гранат по танку. Танки движутся, на помощь подоспела группа матросов. Два танка загорелись, остальные повернули обратно. Танковая атака отбита.

    Командир героической батареи капитан-лейтенант Матюхин ведёт огонь прямой наводкой только по скоплению танков и пехоты. Снарядов мало, и каждый снаряд должен попадать в цель. По одиночным танкам огонь из противотанковых ружей и гранатами ведут матросы и старшины, специально выделенные для этого.

    Но положение защитников Малахова кургана с каждым часом становилось все труднее, бешеный натиск врага не ослабевал, а у защитников уже не было ни снарядов, ни резервов.

    Прижатые к морю защитники Севастополя стояли насмерть и до последнего надеялись на то, что придут корабли. Корабли не пришли.

    Пытаясь выяснить судьбу защитников Севастополя, часто наталкиваюсь на одну и ту же запись: “Пропал без вести 3 июля 1942 года”.

    3 июля 1942 года Совинформбюро дало сводку: “Севастополь оставлен советскими войсками”. 3 июля 1942 года для подавляющего большинства оставшихся в живых защитников Севастополя начался путь плена.

    Сохранившиеся списки военнопленных далеко не полные. Когда я искала данные о Ефиме Васильевиче, сверилась в том числе и с базой военнопленных “Саксонских мемориалов”. В ней краснофлотец Литвиненко не числится. Нет в документах Минобороны и сведений об освобождении Литвиненко из плена.

    Именно поэтому результаты работы, проделанной Валерием Ивановичем и Ольгой Александровной, трудно переоценить. Ведь они вычеркнули ещё одно имя из списка без вести пропавших и вписали его в список ветеранов.

    Вера Ефимовна рассказала мне, что отец говорил ей так: “Если ты поднимешься на Малахов курган, то увидишь там фотографию, на которой мы все вместе, и найдёшь на ней меня”.2

    Автор этой фотографии Борис Шейнин позднее вспоминал: “Батарея капитан-лейтенанта Алексея Павловича Матюхина, несмотря на временное затишье, находится в готовности номер один. Воспользовавшись паузой, просим комиссара батареи старшего политрука Владимира Александровича Моисеева собрать весь личный состав у памятника адмиралу Корнилову. Здесь удобно снимать. Бойцы могут разместиться на ступеньках пьедестала памятника, и никто не будет заслонять друг друга.

    Краснофлотцы на ходу поправляют ремни и бескозырки. Больше всех волнуется медсестра батареи Фрося Радичкина. Она мельком посматривает в зеркальце и поправляет свою непокорную челку. Девятнадцатилетняя севастопольская девушка с Корабельной стороны пользуется всеобщим уважением батарейцев. При ней никто не позволяет себе солёных матросских шуток. Фрося работает на батарее за двоих. То она перевязывает раненых, то дежурит у коммутатора. Об этой девушке знают в осаждённом городе и заслуженно называют второй Дашей Севастопольской.

    Весь личный состав собрался для фотосъёмки “на память”. Кто-то влез на руки бронзовому матросу, стоящему с ядром справа у ног Корнилова.

    Снимаем”...

    Фотографию эту отправляю вам. Ваш земляк на ней, похоже, крайний справа в первом ряду. В семье Литвиненко долгое время хранилась вырезка из газеты с фотографией расчёта Литвиненко, но она где-то затерялась. Я раньше просматривала номера «Красного Черноморца» за 1941-1942 год, но может быть не обратила внимание на эту фотографию, так как на тот момент у меня не было списка личного состава батареи, а в подписи к фотографии не был указан номер батареи. Газеты просмотрю ещё раз. Найду – вышлю.

    С уважением С. ПРОКУДИНА.

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Архив

Голосование

Устраивает ли вас проведение встреч руководства района с населением в формате выездных заседаний коллегии при главе администрации района?


Добавить вопрос

Имя
E-mail
Вопрос:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Отправить

Объявления

Карта

Каталог предприятий

    Развернуть список