Курсы валют ЦБ
$EUR07/0374.430.6411
EUR07/0388.93-0.0087

  • Рассказ-быль

    2014.09.230807В своём рассказе автор Евгения Ивановна Фокина пишет о пережитом. На её долю выпало военное сиротство, ребёнком она была эвакуирована на Урал, десять лет жила в детском доме. И хотя позади большая трудовая жизнь, впечатления, переживания детства навсегда остались в памяти.

    Евгения ФОКИНА

    И стало одной девочкой меньше

    Детдомовские девочки играли в «часики»: двое крутят верёвку, остальные прыгают. Верёвка толстая, посередине разлохматилась, намокла, девчонки получают ею и по спине, и по ногам, и по лицу. Но их это не смущает, в те скудные годы они были рады и такой забаве. Откуда взялась эта верёвка, никто уже не помнит, она всегда была и есть. Надо спешить, успеть перемахнуть, не пропустив взмаха, иначе – становись, крути верёвку. По 12 раз с одной и другой стороны. Очередь большая, но все помнят, кому сколько раз надо прыгнуть. Как это удаётся, знают только они.

    Вот в «часиках» Вера Васинева. Все хором считают: «Раз, два, три, четыре»… Девочка остановилась, будто прилипла к земле, напряжённо смотрит вперёд, медленно поднимает руку, указывая туда. Девчонки поворачивают головы, смотрят. А там, прямо посереди дороги идёт военный. Каждая что-то произнесла, ахнула, получился сплошной гул. Майя даже вперёд выскочила: «Батеньки светы! (это её поговорка, когда она сильно удивлялась). Кажется к нам, дальше нет домов. А высокий какой! Наверное, меня на меня поставить, мало будет! Ой, ёй, ёй! На нас смотрит. Ну да, он на дороге, и мы тоже. Куда же ему ещё смотреть? Точно! К кому-то! А вдруг ко мне, вдруг это мой папа? Нет, нет, это уж было бы слишком. Уже лицо видно. Рот до ушей – улыбается. Весь в конопушках. Рыжий, совсем как Машка Кудрина. Неужели к ней?  Эвон, как на Машку похож. Таких у нас и среди мальчишек нет». Разочарованно: «Тьфу, ты. Может, это вовсе и не Машкин папа. Но даже если и не ёё, ей легко можно обмануть, кинуться на шею, мол, папочка, я сразу тебя узнала. Ну уж нет, если не к Машке пришёл, всё равно, отпускать без какой-нибудь девчонки никак нельзя, ни за что».

    Пока в Майкиной голове пробегали эти мысли, военный приблизился к ним. Майя первая вступила в разговор:

    - Здравствуйте, а вы к нам?

    Военный, продолжая улыбаться, чуть наклонился к ней и ответил:

    - Да, девочка, к вам.

    Тут девчонок как прорвало. Застрекотали, как сороки, наперебой:

    - Может, вы ко мне?

    - А может, ко мне?

    - Не я ли ваша дочка?

    - На меня поглядите, может, я?

    - И на меня внимательней посмотрите, может, меня узнаете?

    Мужчина оторопел. Некоторое время он и слова не мог промолвить. Не ожидал такого. Всё же взял себя в руки – на то он и солдат - и говорит им:

    - Давайте-ка, девочки, войдём в дом. Я присяду, поговорим, разберёмся, и я узнаю, чей я папа. Я же устал, долго до вас добирался, и хочу поскорее найти, узнать свою дочку.

    Все гурьбой двинулись к дому.

    А Майка между тем не дремлет. Она лихорадочно думает: «Где же это Машку леший носит, не слышит, что ли?». Вбежала в спальню. Маша сидит на кровати, вяжет носки, на шум никакого внимания. Майя хватает её за руку:

    - Бросай, не время тебе вязать, пойдём скорее, пойдём!

    А девчонки так облепили военного, что его не видно. Всем хотелось до него дотронуться. Майя, со счастливым лицом, выходит из спальни, держа за руку ничего не понимающую подругу, расталкивает девчонок, Машку вперёд себя протолкнула:

    - Эта ваша, узнаёте?

    Как было не узнать? Конечно, это она, его доченька, как две капли воды они похожи. Схватил он Машку, в её спину лицо спрятал, чтоб не было видно его слёз, и долго не мог поднять голову, всё шептал:

    - Зою тоже найдём. Вместе будем искать, тебя нашёл и её найду.

    Прошёл первый шок. Наконец он поднял голову:

    - Как же, Машенька, вы с сестрёнкой расстались? Где нам теперь её искать?

    Маша молчит, голову опустила, потом тихо проскулила:

    - Не надо, папа, её искать. Она рядом здесь, за деревней, на кладбище. Майя тебе расскажет лучше меня.

    - Да, расскажи, пожалуйста.

    Он усадил Майю на коленку, на другой сидела Маша. Девочки сидели на столе, стояли рядом, обнимали его со всех сторон, поглаживали гимнастёрку, голову. Майя стала рассказывать:

    - У нас кровати стояли рядом. Зоя долго болела. Ей всегда было холодно. Она даже летом ходила в валенках. Они у неё были аккуратные, не как у нас. Ей кто-то из деревенских принёс. Работой её не загружали, освободили от всех дежурств. Я иногда ложилась с ней, чтобы согреть. Кровати узкие, когда она засыпала, переходила на свою. Иногда давала своё одеяло. Она и носки на ночь не снимала. Рассказывала, что часто видит во сне маму, что зовёт её к себе. Порой она заснёт, а я ещё не сплю, а она уже маме говорит, чтоб не тянула с неё одеяло, что ей и так холодно. Она рассказывала, что мама очень её любила, души в ней не чаяла. Маша-то покрепче была, так мама ей меньше внимания уделяла, но очень любила обеих, всё ждала, когда война кончится, вернётся папа, вместе будет легче жить. Но не дождалась, умерла. А Маша с Зоей оказались здесь, в этом детском доме. Вам ещё повезло. Я вот уже в седьмом детдоме, кто меня найдёт? Как-то я проснулась ночью, встала посмотреть, как Зоя, замёрзла, нет ли? Мне показалось странно, что лежала она точно так, как легла с вечера. Я позвала её тихонько, потрогала, она не пошевелилась, взяла её за руку, а рука холодная и тоже не шевелится.

    Я постояла, постояла, потом легла, больше не спала, всё ждала, когда будет подъём. Потом проснулись девчонки. Я сказала, что Зоя, наверное, умерла. Пришла воспитательница. Потом хоронили. Мальчишки сколотили гроб, мы помыли её, одели в новое платье, погрузили гроб на телегу и весь детский дом шёл рядом. Маша плакала, да и из нас многие. Очень было грустно».

    Машин папа уже не прятал своё лицо. Девчонки сами вытирали ему слёзы, он не сопротивлялся. Кто-то предложил затянуть какую-нибудь свою детдомовскую песню, но Майя остановила:

    - Не надо, не получится. Сейчас все как разревутся, не остановишь. Ночью и так никто не будет спать, а в подушку хлюпать…

    - Что-то я воспитателя не вижу. Надо бы потихоньку собираться.

    - Да мы её отпустили, у неё маленький ребёнок. А мы и сами уляжемся. Ночи сейчас холодные – сбегать никто не задумает.

    - Ладно, девочки, спасибо вам за тёплый приём, за Машу, за Зою, за вашу дружбу с моими девочками. Оформлю документы, придём на кладбище, простимся с Зоей и домой.

    Всех поцеловал, пожелал найти своих родных и ушёл, взяв Машу за руку. И на следующий день в детском доме села Петропавловка, что был тогда в Челябинской области, одной девочкой стало меньше.

  • отправить другу
  • распечатать

Ещё по теме:

  • Комментарии

    Имя
    E-mail
    Текст
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
     
    Отправить
    Сбросить

Архив

Голосование

Устраивает ли вас проведение встреч руководства района с населением в формате выездных заседаний коллегии при главе администрации района?


Добавить вопрос

Имя
E-mail
Вопрос:
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
 
Отправить

Объявления

Карта

Каталог предприятий

    Развернуть список